1. Зинка


    Дата: 13.04.2019, Категории: В попку Остальное, Автор: KOLOVRAT, источник: SexyTales

    ПрологК середине декабря навалило снегу, но было тепло. Для Сибири, мороз в три-четыре градуса — это оттепель.Мартыниха шла на утреннюю дойку.Избёнка Мартынихи стоит на отшибе, идти ей через всю деревню, вот и встаёт баба ни свет, ни заря.Шёл пятый час утра.Или ночи?Ущербная, стареющая луна, желтела на чёрном, усыпанном звёздами, небосводе.Мартыниха в валенках с калошами, в телогрейке и стареньком пуховом платочке. Мартынихе уже седьмой десяток, но баба ещё шустрая — ходит в клуб на дискотеки.Свёрток Мартыниха заметила издалека — на зрение не жаловалась.Свёрток лежал сбоку от дороги и, подойдя ближе, она увидела следы и вытоптанное место.Шевельнулось под сердцем тревожное предчувствие. Мартыниха смотрела на свёрток, но подойти не решалась.Наконец, бормотнув — Господи! — и перекрестившись, подошла и ахнула!Сердце зашлось: в свёртке спал младенец.Заканчивался 1992 год.Страна шла вразнос! 1Зинка продрала зенки. За окном темень, в избе холодрыга, во рту кошки насрали!Кутаясь в рваный, задрыпаный полушубок, которым и укрывалась, поднялась со старого, скрипучего диванчика.На этом диванчике, пять лет назад, тихо умерла Мартыниха.Зинке двадцать пять, но выглядит на все сорок.Зинка, босиком, вышла в сенцы, нащупала ногой поганое ведро — присела над ним и поссала. Входная дверь была приоткрыта, и Зинка замкнула её на крючок. Вернулась в избу, зачерпнула кружкой холодной воды, из ведра на кухне, и клацая зубами, не то от холода, не то с похмелюги — выпила. Вернулась к диванчику и ...
     завалилась на него, закутавшись в полушубок.Зинка пялилась в потолок, а он плыл по кругу. Зинка закрыла глаза, но движение по кругу продолжилось, её замутило, к горлу подкатил тошнотный комок и Зинку вырвало на пол.Вытирая ладонью, измазанный блевотиной рот, Зинка громко икала, но тошнота прошла и больше не круговертило....Георгий смотрел почту, когда зазвонил сотовый.— Жора... — он едва узнал голос Валентины, двоюродной сестры и сердце сжалось, а от затылка по спине расползался холодок— Жора, твой папа умер вчера...В одно мгновение всё вокруг выцвело и утратило смысл. Всё!— Папка! — скрипя зубами от бессилия, он опускался на колени— Жора, завтра похороны— Я приеду сегодня... — выдохнул он, упал ничком и застонал, катаясь по полу.Позвонил жене.Таня охнула и сказала, что сейчас придёт.Она пришла, и они собрались, и поехали на Южный, на электричку.В электричке было пусто: рабочий день.Он сидел у окна, и смотрел на проплывающий мимо однообразно-унылый заснеженный мир. Жена сидела напротив, смотрела на него жалостливо и, попытавшись заговорить раз и другой, тоже уставилась в окно.В райцентре их встретил Серёга, муж Валентины.От вокзала до деревни шесть километров.— Что случилось? — глухо спросил он, когда Серёга, переехав ж/д пути на выезде из райцентра, переключил на третью.— Он на живот жаловался. Думали обострение гастрита, вызвали скорую. Его забрали, а в первом часу ночи позвонили. Не гастрит был... язва.— Мы не стали ночью звонить, всё равно уже... — Сергей помолчал, потом ...
«1234...7»