1. Мой Крым. Часть 3


    Дата: 31.08.2017, Категории: Случай, Ваши рассказы, Автор: * Неизвестный автор, источник: Limona

    Она все развязала, а потом, так же сидя на корточках (встать в полный рост в палатке было нельзя) , вдруг, быстрым движением, повернула верх своего купальника на 180 градусов, так, что застежка оказалась спереди. Я тогда впервые увидел такой способ снимания бюстгальтера. Она молниеносно его сняла, потом, так же быстро сняла и трусики, все это повесила на продольную центральную веревку палатки, и (тут же!) юркнула в спальный мешок. Я стоял на коленях столбом. Она ехидно спросила: "Ты в мокрых плавках спать собираешься?". Тогда я тоже снял плавки (член уже стоял, как александрийский маяк!) , повесил их на ту же веревочку, и тоже залез в спальный мешок. Мы вдвоем там прекрасно поместились. Она была горячая-горячая: нагретая солнцем и выдубленная ветром. Пахло от нее тоже морем и солнцем: ничем не передаваемый запах свежести и какой-то свободы. Я стал целовать ее. Ни в губы, ни взасос, а медленно и нежно - в ушки, шейку, щечки, носик: Она тоже тыкалась в меня, как щенок. Потом, она быстро (у нее все получалось - быстро!) расстегнула наполовину молнию спального мешка, сползла вниз, и взяла член в рот. Стала двигать головой, и я - поплыл. Было заметно, что минет этот для нее - далеко не первый. Когда я уже не смог больше сдерживаться, я взял ее одной рукой за подбородок, а другой за затылок, и стал насаживать на себя ее голову. Кончил я ей в рот. Она вылезла вверх, и выплюнула всю сперму. Но выплюнула не так, как плюются, или харкают, а просто вытеснила ее изо рта языком. ... Спермы накопилось много, и она стекла ей не только на подбородок, но и на шею ниже. Я ревниво спросил: "Почему!?" , а она ответила: "Невкусно!". Больше я ей в рот не кончал. Кончал куда угодно, как Бог на душу положит: на ухо, на шею, на грудь: Когда я немного отдышался и пришел в себя, то решил, что надо отдавать долги, и, тоже, по шейке, грудке, животику, спустился к ее щелке. Она этого не ожидала: даже дернулась, сначала, когда я в первый раз прикоснулся языком. Но: Потом - вошла во вкус. Громкие звуки в палатке не приветствовались, понятно, - звукоизоляции-то - никакой. Поэтому ей пришлось закусить ладонь зубами, чтобы не выдать противнику суть наших развлечений. Она оказалась очень страстной: извивалась, выгибалась, разводила ноги - дальше некуда, и кончала очень быстро. Чуть ли не быстрее меня. Когда кончала -сначала резко выгибалась, а потом принимала позу эмбриона, от чего, выпихивала (довольно бесцеремонно) мою голову наружу, после чего, лежала в прострации, минуты две и лезла миловаться. Несколько позже, когда дядька был в лагере, а нам - не терпелось, мы брали мой спальник и уходили на вершину горы Алчак, в ту самую пещерку, в которой мы ночевали в первый раз: там не было ни души, и там мы предавались разврату. Она совершенно меня не стеснялась, резвилась передо мной, в чем мать родила, и я ее хорошо рассмотрел. Невысокого роста, она имела фигуру Олимпийской чемпионки по плаванию: широкие, почти мужские плечи, объемная грудная клетка, узкий, довольно, таз, и крепкие, ...
«1234»